Хотите быть в курсе последних новостей? Вам сюда.

Остались вопросы? Просто позвоните нам +7(3435)41-74-15

Принципы и узкие места использования интеллектуального видеонаблюдения

Всё возрастающие возможности «умных» систем наблюдения, способных автоматически генерировать, интегрировать и обрабатывать логические данные, извлечённые из видеоизображений, а также принимать на основе их анализа решение без участия операторов, вызывают всё бОльшие опасения — как у правозащитников, так и у отраслевых экспертов.

В настоящее время Евросоюз работает над совершенствованием нормативной базы, регулирующей информационный обмен между различными агентствами, отвечающими за обеспечение безопасности на международном, национальном и локальном уровне. В число требований законодательства недавно были включены положения, исключающие возможность автоматизированного принятия решений в отношении физических лиц, за исключением «разрешённых законом случаев, в которых предусмотрено также принятие мер защиты законных интересов данного лица».

Очевидно, что есть вероятность возникновения обстоятельств, когда наличие угрозы на государственном уровне, к примеру, террористической, могут привести к необходимости ограничения доступа к такого рода данным — вплоть до запрета на какое-либо их использование. Тем не менее, в условиях гражданского демократического общества, где видеонаблюдение ведётся в общедоступных местах в интересах самого общества, вполне разумно ожидать определённых ограничений, связанных с защитой прав отдельных граждан и интересов самого общества. В ЮАР, к примеру, для этой цели используются нормативы, выработанные в Евросоюзе и Великобритании.

Из всего набора исходных положений, а также нормативов, выработанных уже в нашей стране, я выделил ряд принципов, которыми должны руководствоваться заказчики, реализаторы и пользователи систем интеллектуального видеонаблюдения — чтобы дать обществу гарантию того, что наблюдение ведётся в общественных интересах, и при этом неукоснительно соблюдаются права каждого гражданина. Эти же принципы применимы и для систем, используемых на частных территориях, где определённую важность имеет степень приемлемости самого факта наблюдения для лиц, попадающих в сферу его действия. Если проигнорировать эти правила, то видеонаблюдение в торговом центре, офисном комплексе либо на стадионе способно вызвать общественный протест и тем самым нанести ущерб репутации организации-конечного пользователя. Вот эти принципы:

  • Легитимность. Суть и цель наблюдения должны быть прозрачными и отражающими интересы тех, кто попадает в сферу его действия. При этом должны быть соблюдены все права этих граждан.
  • Адекватность. Результаты ведения наблюдения должны приносить сообществу, в пределах которого оно ведётся, ощутимую и несомненную пользу.
  • Справедливость. Ведение наблюдения должно осуществляться пропорционально существующим угрозам и возможностям реагирования на них, не ущемляя при этом права отдельных социальных групп.
  • Прозрачность. Процедуры, практики, проверки и сама работа систем видеонаблюдения должны быть открыты для общественности. К примеру, гражданам Великобритании национальное законодательство обеспечивает право получить доступ к любым материалам из систем видеонаблюдения, где присутствуют их изображения.

  • Ответственность.
    Организации и отдельные должностные лица, осуществляющие эксплуатацию систем интеллектуального видеонаблюдения, должны нести ответственность за их функционирование, а также за то, каким образом информация формируется, записывается и используется.

Игнорируя принципы

Одним из наиболее масштабных примеров использования интеллектуального видеонаблюдения в Южной Африке стал ввод в действие системы оплаты проезда по автострадам Gauteng, управляемым компанией Sanral — и вместе с тем этот пример стал, пожалуй, одним из самых сомнительных с точки зрения закона. Здесь удивительным образом сошлись обстоятельства, в которых были нарушены все приводимые выше принципы, что вызвало непрекращающийся протест в широких слоях населения.

Компания Sanral играет важную роль в развитии национальной дорожной сети ЮАР. Несмотря на то, что платные автодороги по сути своей вполне законны и весьма интенсивно используются во многих странах мира, в данном случае «что-то пошло не так». Рядового автомобилиста, едущего по дороге, здесь подстерегает целый ряд опасностей — начиная с угрожающих и оскорбительных формулировок о необходимости оплаты проезда.

Любая попытка оплаты пользования автомагистралью приводит к получению счёта от организации, именуемой «Центр обработки правонарушений». Это выглядит совершенно бредово: правонарушениями являются проезд на красный свет, ругань в общественных местах, нецелевое использование огнетушителя и т.п. А при чём здесь оплата дорожного сбора?! Вполне рядовая процедура оборачивается для пользователя, по сути, хамством со стороны организации, оказывающей услуги и обязанной за взимаемые деньги хотя бы соблюдать элементарный такт.

В стране, где столь тщательно относятся к правам отдельного человека и пресечению попыток нетерпимости всех мастей, такое наблюдать по меньшей мере странно. Контакты граждан с обслуживающими организациями могут и должны подчиняться базовым принципам общения, однако здесь интеллектуальное видео и продвинутые технические средства не смогли исключить неправомерного обращения с людьми.

Этика, сообщество и здравый смысл

В британском Бирмингеме интенсивное внедрение видеонаблюдения, включая системы автоматического считывания автомобильных номеров, началось с районов с компактным проживанием мусульман и проводилось под эгидой

противодействия преступности. А несколько позже выяснилось, что за этим стоят парламентские круги, озабоченные террористической угрозой со стороны радикальных исламистов — и это вызвало весьма серьёзные последствия. Оказалось, что никаких общественных консультаций перед внедрением проекта не проводилось. Руководство местной полиции так и не смогло ответить на вопросы о пропорциональности, законности, подведомственности, а также необходимости ведения наблюдения вообще. Вполне естественно, что общественность поставила под сомнение и этическую сторону вопроса.

Бирмингемский опыт напрямую подтверждает тезис о том, что наблюдение, в особенности с использованием интеллектуальных технологий, должно вестись в интересах всего сообщества, а не отдельных групп граждан. Очевидно, что внедрение систем видеонаблюдения должно сопровождаться не только техническими мероприятиями, но и интенсивной работой в сфере управления, а также установлением определённого уровня культуры пользования системами, в том числе и обращения с видеоданными.

То, как поступили организаторы сбора платы за проезд со своими пользователями, наглядно иллюстрирует то, что даже самой сверхсложной системой необходимо управлять умело, продуманно и тактично. Прежде всего — к самому предмету наблюдения. Иначе все разговоры о том, что видеонаблюдение сможет стать неотъемлемой частью нашей повседневной практики, следует прекратить.

Источник: Электронный журнал Security Focus

Расскажи друзьям: